Главная > Витрина > Александр Сурнин "Запах фиалок. Сага о стройбате. - Новосибирск: ИД "Вертикаль". 2013. - 304 с."

ВИТРИНА

Александр Сурнин
"Запах фиалок. Сага о стройбате. - Новосибирск: ИД "Вертикаль". 2013. - 304 с."

Жанр: Проза.

Запах фиалок

  
 Александр Сурнин — человек с весьма бурной биографией. В «лихие девяностые» он бродяжничал, скитался по всему постсоветскому пространству, жил нигде и везде, очень многое видел и ещё о большем молчал. В двухтысячные жил в русских столицах, выживал, занимаясь чем придётся, а в основном работал в книгоиздательских кругах. И писал. Стихи и прозу. 
 В настоящий том его произведений входит сага о стройбате «Запах фиалок». Автор имел сомнительное удовольствие служить в этих страшных войсках и описал их через довольно много лет после демобилизации.
 
---
С текстом произведения можно ознакомиться по ссылке: https://yadi.sk/i/N-nqMVRF3KNVpP (1,01 Mb, fb2)
---
 
ОТ  АВТОРА 
 Автор заранее нижайше просит прощения у всех своих читателей и особенно читательниц за некоторое обилие, точнее, пожалуй, даже сверхизобилие непристойных слов, фраз и выражений в этом, предлагаемом вашему вниманию, повествовании. В своё оправдание автор может сказать только одно: я пытался обойтись без них, но понял, что против действительности и житейской правды не попрёшь; всё­таки что ни говори, речь здесь идёт о стройбате, а солдаты и офицеры военно-­строительных частей выражаются, как правило, отнюдь не языком воспитанниц Смольного института благородных девиц, но языком несколько отличным от вышеупомянутого, и выражают свои чувства и помыслы гораздо грубее, вульгарнее и монотоннее. И при всём при том они ни в чём не виноваты, они не хамы, не охальники, они просто иначе не умеют, не приучены, им не положено по уставу. Автор убедился в этом, увидев и, главное, услышав однажды (в 1981 году) командующего Дважды Краснознамённым Балтийским флотом, который добрых два часа, высказывая своё личное мнение о тогдашних событиях в Польше заливался с трибуны таким матерным соловьём, что все слушатели застывали в немом восхищении и, бесспорно, получали кучу удовольствия. Некоторые пытались конспектировать. Поэтому автор даже взял на себя смелость, дабы не оскорбить излишне Ваших чувств, несколько смягчить особо бурные словоизвержения, да простят его за это господа военно-­строительные офицеры, а также прапорщики, солдаты и сержанты.
Да и вообще, можно ли, по большому счёту, считать матерные слова однозначно непотребными, если они — равноправная частица нашего живого великорусского языка? Был я знаком с одним болгарином, закончившим у себя в Болгарии мореходку. Первую свою практику он проходил в городе Херсоне, и не просто в Херсоне, а в бригаде херсонских портовых грузчиков. С тех пор и по сегодняшний день он не имеет ни малейшего понятия о том, какие слова русского языка пристойны а какие нет, и иной раз в компании этаких рафинированных интеллигентов способен с самым невинным выражением лица сказать такое, что присутствующие дамы сначала густо краснеют, потом возмущаются, а потом всё равно смеются. Напрашивается вопрос — к чему каждый раз проходить все вышеперечисленные стадии реакции на матерную брань, не лучше ли сразу перейти к конечному результату? Так что если вы, любезные читатели, вместо того, чтобы попусту краснеть и возмущаться, посмеётесь, значит — всё в порядке, я свою задачу выполнил: вам стало весело, а мне от этого сделалось хорошо.
Но если кому­-то из вас, дражайшие мои читатели, излишне нежное воспитание не позволит читать эту книгу, не расстраивайтесь. Подарите её своим друзьям, а они расскажут вам в подробностях всё, о чём здесь говорится. 
 Некоторые юные девы имеют противоположное, кстати, должен заметить, довольно странное свойство: в целях обогащения своего словарного запаса они, прочитав подобное предостережение, начинают тщательно выискивать в тексте исключительно матерные слова и старательно их зазубривать для последующего применения в жизни. Хочу предупредить их заранее, дабы уберечь от грядущих разочарований, что все приведенные здесь выражения малоэффективны без общего контекста. 
 И наконец, в качестве запоздалого сожаления, могу заверить вас в том, что мне, дабы написать сие повествование, также пришлось перешагнуть через собственное приличное воспитание, и мою маму это наверняка не порадовало бы. Но — что поделать? Такова жизнь, дорогие мои, такова жизнь и против её правил мы, увы, зачастую бессильны. 
 Примите и проч. 
                              Искренне Ваш, Александр Сурнин 
 
 

 

ПОИСК ПО САЙТУ

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

ОПРОСЫ

Воздержалось:

Всего голосов: 0